Выход любого бизнеса на новый рынок сродни высадке десанта на новую планету: риск и затраты, как правило, большие, а успех неочевиден. Российские рестораторы рискуют, пожалуй, чаще своих коллег-предпринимателей. И часто проигрывают. Но попыток меньше не становится. Видимо, игра стоит свеч.

Грузинский поход
Всего Ginza Project планирует в течение года открыть в Грузии два ресторана. Об этом MarketMedia рассказал гендиректор компании ORBI Group Ираклий Квергелидзе, в зданиях которого и будут открыты заведения. «Первый ресторан Ginza появится в октябре в одном из новых комплексов Seа Towers в столице Аджарии. Под него уже арендовано 3 тыс. м2», — сообщил Ираклий Квергелидзе.

Рестораны Ginza Project в мире



Корреспондент MarketMedia побывала в Батуми и на месте посмотрела на комплекс Seа Towers, где появится первый ресторан Ginza Project. Сегодня это самое крупное здание на первой береговой линии города, состоящее из трех корпусов: в боковых 25 этажей, а в центральном – 34. Всего в комплексе 1,4 тыс. апартаментов. За этот проект ORBI Group в прошлом году получила международную премию FIABCI. В августе, на пике туристического сезона, свободных мест в Seа Towers не было. Так что ресторан, который появится в одном из его корпусов, вниманием публики точно обделен не будет.

В Ginza Project информацию о выходе холдинга на рынок Грузии подтвердили, но детали пока раскрывать не стали. Зато их в красках расписал Ираклий Квергелидзе. По его словам, руководители Ginza Project сначала приобрели апартаменты в Батуми для себя. А потом решили организовать там бизнес: «Батуми стремительно превращается в туристический центр мирового уровня: в городе с населением 200 тыс. человек уже работают 20 международных гостиничных брендов, поток туристов растет на 20% в год. Гостиничная инфраструктура, а также сопутствующие сферы: торговля, общепит, досуг — быстро развиваются и будут расти, по прогнозу, еще 15-17 лет. Здесь даже разрешили азартные игры и курение марихуаны, чтобы привлечь как можно больше гостей из стран, где все это под запретом. В Батуми, например, открыто 10 казино и выданы лицензии на запуск еще 50 игорных заведений в течение года. Когда все они начнут работать, Батуми войдет в топ-3 крупнейших игорных столиц мира наряду с Макао и Монте-Карло. Все это подогревает интерес инвесторов, в первую очередь российских, к недвижимости и бизнесу в Грузии».



Совладелец холдинга Ginza Project Вадим Лапин
Совладелец холдинга Ginza Project Вадим ЛапинКоммерсантъ

Второй ресторан Ginza Project откроет в батумском небоскребе Twin Towers — комплексе апартаментов, строительство которого должно быть закончено к концу 2019 года. Всего в Twin Towers будет 6,5 тыс. номеров, и он станет шестым по своим размерам апарт-отелем в мире. Одна из двух 45-этажных башен уже возведена. Строительство второй началось. Между ними будет расположен самый большой в Кавказском регионе ТРК площадью 120 тыс. м2, бассейны и спортивный комплекс. Плюс видовой ресторан на крыше. Близкие к девелоперу источники рассказывают, что кухня будет грузинской, но официального подтверждения этой информации нет.

Размеры инвестиций в запуск ресторанов не разглашаются, но, по приблизительным оценкам, для этого может потребоваться несколько сотен миллионов рублей.

Со щитом или на щите
Это будет уже четвертый иностранный рынок для Ginza Project — после Великобритании, США и Азербайджана. За границей у этого холдинга, как и у других российских рестораторов, было уже немало побед и поражений.



Михаил Зельман, самый успешный российский ресторатор за пределами страны, владелец Burger&Lobster
Михаил Зельман, владелец Burger&LobsterАрхив «ММ»

Вспомнить можно уже много всего. Самого громкого успеха за границей добился ресторатор Михаил Зельман, переехавший в Лондон из Москвы. Он уже открыл по всему миру больше 20 ресторанов, в первую очередь под брендом Вurger&Lobster, и теперь собирается в Китай и Сингапур (интервью с ресторатором можно прочитать здесь).

Для петербургской ресторанной группы Food Retail Group экспансия за границу не то чтобы неудачна. Неудачна — это слишком слабое слово. Бизнес оказался просто на грани краха. Три года назад компания, развивающая в России сети «Две палочки» и «Марчеллис», открыла на Манхэттене ресторан Urbo, вложив в проект $55 млн. Но спустя всего 2 года ресторан закрылся, оставив после себя огромные убытки.



Ресторатор Андрей Деллос
Ресторатор Андрей ДеллосКоммерсантъ

У московского ресторатора Андрея Деллоса уже 3 года в Париже успешно работает ресторан Café Pouchkine. Но бизнес в Нью-Йорке (рестораны Betony и Manon) не пошел и был закрыт.



Ресторатор Аркадий Новиков
Ресторатор Аркадий НовиковКоммерсантъ

Даже у Аркадия Новикова за рубежом не все и не всегда развивается гладко. Чрезвычайно успешен в Лондоне ресторан Novikov, но еще три проекта в этом же городе были закрыты. Также хорошо работает Novikov в Дубае (проект реализован в партнерстве с Александром Орловым), а вот бизнес в Нью-Йорке не задался.

Из лондонского ресторанного бизнеса вышел и девелопер Василий Сопромадзе, который с 2008 года владел культовым рестораном Criterion в центре Лондона. Этот ресторан площадью 1 тыс. м2 находится в историческом здании, принадлежащем английской королевской семье. Он был открыт в 1873 году и с тех пор там собираются политические деятели Великобритании. Заведение неоднократно упоминалось даже у Конан-Дойля. Сопромадзе выкупил права его аренды на 109 лет за 10 млн фунтов и вложил в реконструкцию еще 1,5 млн фунтов. В итоге в 2010 году Criterion по итогам народного голосования сайта Best London Restaurants был признан лучшим рестораном Туманного Альбиона.



Василий Сопромадзе
Василий СопромадзеАрхив «ММ»

«Ничто не предвещало неприятностей. Но оказалось, что я пропустил в контракте один маленький пункт о том, что каждые 5 лет арендная плата за ресторан пересматривается. Вернее, я обратил на него внимание и даже хотел прописать «коридор» этого повышения. Но мой адвокат сказал: «Ты что! Это Лондон, а не Россия. Никто тебя обдирать не станет». Но именно это и случилось — мне подняли ставку в 2 раза. Увидели, что мы хорошо зарабатываем, и решили не скромничать. Вопрос был принципиальный, поэтому я принял решение больше этим бизнесом не заниматься. Есть хорошая поговорка: нам — ваши деньги, вам — наш опыт. Опыт приобрел. А потерял 10% своих вложений. Могло быть больше. Так что я счастлив, что унес ноги. Несмотря на потери, считаю себя самым успешным российским бизнесменом с опытом работы в Лондоне», — говорит Василий Сопромадзе (полный текст интервью смотрите здесь).

Как по минному полю
Новый рынок действительно как минное поле. Одна ошибка — и привет. Причем не подстелешь соломки, поскольку даже не подозреваешь, где может рвануть.

Например, сеть ресторанов «Теремок», которая некоторое время поработала на рынке США, не справилась с «открытой враждебностью» санитарного инспектора. Как рассказывал основатель бизнеса Михаил Гончаров, инспектор в Нью-Йорке прицепился к теме о возможном отмывании денег из России в двух ресторанах компании. Кроме того, в интервью MarketMedia Михаил рассказал об ошибочно выбранной стратегии компании в США (полный текст интервью смотрите здесь).

Владелец ресторанного холдинга «Евразия» Алексей Фурсов тоже предпринял три заграничных похода — на рынки Финляндии, Чехии и Великобритании, но все они оказались неудачными. «Модель ресторана за границей кардинально отличается от модели ресторана у нас. В России успешность ресторана зависит в первую очередь от стоимости аренды. А за границей это вообще не имеет значения. Там основная затратная часть — зарплата. Средняя цена аренды хорошего помещения в Барселоне — 10 тыс. евро, а расходы на зарплату и налоги с нее — 70 тыс. евро. Модель такого ресторана предполагает полную загрузку. Это не наша тема, когда у тебя два стола и пустой зал. Там это не работает. В итоге компанию ждет автоматическое банкротство со всеми вытекающими последствиями. Сейчас я это понимаю и не иду в Европу», — делится опытом Алексей Фурсов.

Петербургская сеть кондитерских «Буше» несколько лет назад объявила о планах выхода на рынок Финляндии. «У людей в других странах иная ментальность и вкусы, там разные стандарты работы и разные законы. Понять все эти тонкости — и есть самая сложная задача на новом рынке. Если разберешься — получишь шанс. В Финляндии у нас не сложилось, поскольку те локации, которые мы для себя подобрали, неожиданно отдали финской компании. Но сейчас мы рассматриваем три-четыре страны в Западной Европе», — сообщил управляющий сети «Буше» Роман Певзнер (чуть ранее СМИ сообщали об открытии первой точки компании в Амстердаме, но в компании эту информацию до сих пор не комментируют).

Не стать жертвенным бараном
Восток — не менее жесткий рынок, чем Европа и США. Ресторатор Александр Затуливетров, который работает на азиатском рынке уже несколько лет, говорит, что главный закон успеха — быть в материале.«Это значит, что нужно знать досконально местную специфику, законодательство, пути обхода законов, вкусы населения, особенности продуктов… Только личное присутствие может сделать бизнес успешным. Но гарантий никаких. Самый главный риск — потерять все из-за ошибок. Если ты не знаешь местных нюансов, ты обречен на статус жертвенного барана, которому отрубят голову в назидание другим. Еще одна ошибка — излишнее доверие местным партнерам. Задачи и цели у нас с ними разные — они, найдя вас как соинвесторов, уже получили прибыль. А вот получите ли вы когда-нибудь свою прибыль — большой вопрос», — поясняет он.

Сам Александр Затуливетров набил немало шишек в своем азиатском деле. Не все шло гладко. Сначала он с братом Леонидом открыл стейк-хаус «Чивит-Чиват» в Таиланде. «Один из наших старинных друзей, швейцарец Леффлер, пригласил нас в проект в качестве компаньонов. Идея показалась нам заманчивой. Еще бы — мы летали в Бангкок 4 раза в год, объясняя всем, что «это командировка», — вспоминает Александр Затуливетров.

По его словам, бизнесом данный проект братья не считали. Но он неожиданно начал вставать на ноги — вненациональная кухня, основанная на мясе, пришлась по душе и экспатам, и обеспеченным тайцам. Правда, наводнение в 2011 году практически смыло ресторан. Но братья уже почувствовали вкус удачи, собрали все, что от него осталось, и переехали в ЧангМай — тайский Санкт-Петербург.

«Там нет моря, а значит, нет пляжных туристов, шумных компаний, ищущих дешевых и пошлых развлечений. Мы сняли неплохое помещение в старом городе и принялись за возрождение «Чивит-Чивата». Два года он хорошо работал. Но наш партнер Леффлер неожиданно женился на тайской проститутке и превратился в «moving ATM» («переносной банкомат», как называют богатых европейцев местные) и начал обслуживать все семейство избранницы за счет нашего заведения. Заметив это, мы тепло попрощались с нашим другом и спешно покинули совместное предприятие. Даже сейчас у меня перед глазами Леффлер, провожавший нас с видом обреченного человека, в котором поселился «чужой», — вспоминает Александр Затуливетров.

Сейчас у братьев в управлении два отеля в Камбодже, где, разумеется, есть рестораны. Бизнесу уже третий год, и все довольны. Есть и планы дальнейшего развития бизнеса за границей. «Мы, словно пилигримы, стараемся искать какие-нибудь интересные для себя места. Сейчас смотрим на загадочную страну Восточный Тимор. Говорят, там только зарождается бизнес, и через 5-10 лет эта страна превратится в настоящую Мекку для западных туристов. Почему бы не попробовать?» — заключил ресторатор.

Со своим самоваром
Сама Ginza Project сделала уже множество ресторанных проектов. Большинство из них в США. «В Америке проще работать. Очень жесткая конкуренция, несравнимо более жесткая даже по сравнению с Москвой. Огромные издержки, высокий фонд заработной платы, но ниже арендная ставка. Как ни странно, гораздо больше бюрократии, но как только ты ее прошел и получил все необходимые разрешения — можешь работать спокойно», — рассказывал в интервью Sobaka.ru основатель Ginza Project Вадим Лапин.

Всего начиная с 2009 года компания открыла в США шесть проектов в Лос-Анджелесе, Вашингтоне и Майами. Но сейчас остался только один — ресторан «Мари Vanna» в Нью-Йорке.

Выход в Грузию коллегам по ресторанному цеху кажется тоже неоднозначным шагом. «Сомневаюсь в успехе предприятия. Я месяц назад был в Грузии. И лично убедился, что там на $10 в ресторане можно очень сытно поесть. Не знаю, чем Ginza сможет удивить и привлечь публику на этом рынке», — говорит основатель и президент «Евразия Холдинга» Алексей Фурсов.

«Единственное, что меня смущает, так это то, что у нас называется «в Тулу со своим самоваром». Грузинский ресторан от российской команды? Смело. Но на то они и великие. А оценивать шаги великих — дело неблагодарное. При всех противоречивых оценках деятельности со стороны участников ресторанного рынка Ginza Project — явление, конечно, великое», — считает Александр Затуливетров.