Владимир, «Премьер Зал» занимаете сегодня 2-е место в топ-20 крупнейших операторов сетей кинотеатров России с 314 кинотеатрами. Большей частью из них вы управляете. Какова емкость этого рынка в целом по России?
— Да практически все кинотеатры находятся под нашим репертуарным управлением. Есть и те (речь идет о семи объектах), где мы занимается вообще всеми бизнес-процессами. На наш взгляд, на сегодня емкость рынка управления не исчерпана, есть перспективы. В первую очередь за счет торговых центров. Владельцы большинства ТЦ в крупных и даже мелких городах четко понимают, что сегодня недостаточно продавать вещи, чтобы привлечь посетителей, нужны эмоции и впечатления, которые дают в том числе и кинотеатры. И тут возникает спрос на тех, кто бы это организовал. Собственники ТЦ готовы привлекать компании, которые могут профессионально управлять кинотеатрами, которые знают, как сделать кинотеатр якорем для торгового центра, который будет привлекать трафик. Мы это поняли и уже запускаем собственную франшизу для ТЦ, которым интересно открытие кинотеатров. Ведем переговоры о продаже франшизы с парой десятков торговых центров.

Много ли уже кинотеатров, которыми вы занимаетесь в торговых центрах?
— С торговыми центрами мы работаем относительно недавно, с 2012 года. Когда компания только зарождалась, а это почти 20 лет назад, торговых центров практически не существовало. Поэтому основными нашими партнерами в репертуарном управлении становились уже существовавшие кинотеатры, которые возрождались после упадка 1990-х. Это были малозальные, чаще однозальные кинотеатры. Постепенно набив на управлении ими руку, мы стали пионерами по возрождению кинопоказа сначала в нашем регионе, потом в соседних. Так что сегодня структура нашей сети выглядит так: около 70% — это однозальные кинотеатры, еще 20% — двух- и трехзальные кинотеатры, которые могут находиться в отдельно стоящих зданиях либо в таких, которые лишь номинально могут называться торговым центром. И 10% — кинотеатры, работающие в крупных торговых центрах. Всего у нас 430 залов.

Справка

Компания «Премьер Зал» создана предпринимателем из Екатеринбурга Евгением Рогозиным в 1998 году. Тогда все начиналось с одного кинозала, а к началу 2000-х годов «Премьер Зал» превратился в сеть с шестью кинотеатрами c 20 залами в Екатеринбурге и Свердловской области. Сегодня в сеть входит 314 кинотеатров (по состоянию на 1 декабря 2018 года), из которых семь в собственности, а остальные — в управлении. В 2017 году, по собственным данным компании, кинотеатры сети посетило около 8 млн человек. Сеть представлена в Екатеринбурге. Возглавляет компанию Владимир Петелин.

 

Биография

Владимир Петелин родился 1 августа 1981 в пгт. Шаля Свердловской области. В 2006 году окончил Уральский юридический институт МВД России, в 2009-м — Уральский институт управления РАНХиГС при Президенте РФ. В сети кинотеатров «Премьер Зал» работает с 2001 года. С конца 2001-го руководил отделом развития сети, с 2010-го возглавляет компанию. 



Вы сказали, что только семью кинотеатрами управляете полностью, есть причины, почему их так немного?
— За эти годы мы искали и пробовали разные варианты управления. Несколько лет назад Фонд кино запустил программу поддержки кинотеатров в малых городах, и мы активно погрузились в этот процесс. На первом этапе субсидии получали только города с населением меньше 100 тыс. человек, и понятно, что это небольшие площадки. В тот момент мы присоединили в свою сеть суммарно, наверное, 200 кинотеатров такого формата. А те семь кинотеатров, о которых вы спросили, появились недавно, когда мы увидели потребность со стороны владельцев торговых центров в профессиональных управленцах кинотеатрами и стали заниматься еще и этим. Мы видим, что это работает, и в следующем году хотим увеличить число кинотеатров, управлять которыми будем полностью. То есть от этапа создания концепции, выбора бизнес-модели, подбора оборудования и т.п. до открытия кинотеатра и управления всеми процессами. В компании мы выделили под это специальное направление — назвали «стартап», где создали свой учебный центр, маркетинговый отдел, диджитал-отдел, чтобы с помощью наших программных продуктов взаимодействовать со зрителями и помогать нашим партнерам повышать эффективность работы.

Как сегодня выглядит региональный рынок кинотеатров?
— Честно говоря, какие-то важные отличия кроме объема рынка мне сложно назвать. Сейчас примерно везде все одинаково. Фильмы выходят плюс-минус одновременно со всем миром, в региональных кинотеатрах стоят такие же проекторы, как и в московских, отличие только в количестве залов. В небольших городах восьмизальные кинотеатры не имеет смысла строить. Да, наверное, в небольших городах вряд ли будут появляться imax или другой подобный премиум-формат, которые требуют больших финансовых вложений, потому что они делают невозможным окупаемость в маленьком городе, рентабельность в регионах несколько ниже.

Рентабельность существенно упала?
— Она изменилась. За последние 10 лет как такового повышения цен на билеты практически не происходило. В 2015-2016 годах их даже снизили. Если по Екатеринбургу средняя цена билета в 2014 году составляла около 220 рублей (если рассчитывать исходя из общей выручки и числа проданных билетов), то на соизмеримых по емкости кинорынках Краснодара или Новосибирска — около 280 рублей. А потом цена падала до 194 рублей. На сегодня она чуть превысила 200 рублей. При этом затратная часть растет. Это и подорожавшая электроэнергия, и затраты на тепло, зарплаты сотрудников приходится повышать, потому что рынок труда того требует. Поэтому — да, рентабельность снизилась. Есть еще такой сегмент доходов кинотеатров, как concession-зона. Здесь тоже есть снижение, причины тому как экономические, так и связанные с изменениями в обществе. Сейчас люди стали благодаря Интернету и соцсетям более информированными, и какое-то время назад все кинотеатры ощутили шквал исков от недовольных посетителей, которых не пускали в залы со своей едой и напитками. И на сегодня практически во все кинотеатры страны можно пройти со своей едой и напитками, и это сказывается на доходах консешн-зоны. И неприятность ситуации еще и в том, что люди идут и с водкой, и с жареной курицей, и с пельменями.

Вы не шутите?
— Увы, и это, наверное, и есть особенность регионального рынка (улыбается. — Ред.). Конечно, в крупных городах с меньшей вероятностью зрители приходят в кино с таким продуктовым набором, но на окраине или в небольшом городе так бывает нередко.

А вот, кстати, как за последнее время изменилась структура доходов: консешн-зона, продажа билетов, реклама? До кризиса, по примерным оценкам, речь шла о том, что на билеты приходилось 40-60% выручки, на консешн-зону — 30%, на продажу рекламы — 10%.
— Выручка от рекламы, конечно, меньше. И, вероятно, статистика, о которой вы говорите, справедлива для федеральных сетей, там доходы от продажи рекламы действительно выше, чем в региональных. В кинотеатрах в некрупных городах рекламодатели, конечно, есть, но доход от них максимум 3%. Соотношение получается такое: к 70% стремится выручка от кино, около 30% — выручка от консешн. Конечно, есть нюансы. В кинотеатрах, которые размещены в ТЦ с хорошим фуд-кортом, где представлены основные бренды фастфуда, выручка от консешн-зоны меньше. В отдельно стоящих кинотеатрах или в региональных ТЦ, где на фуд-кортах более слабые предложения по общепиту, выручка может быть и 40%.

С рейтингом топ–10 сетей кинотеатров России можно ознакомиться здесь.


По данным «Невафильм Research», с начала года в России открылся 71 кинотеатр со 133 залами, а закрылись 57 со 143 залами, притом что годом ранее были открыты 216 новых залов и лишь 68 закрылись. В то же время Фонд кино уверяет, что открылось больше кинотеатров. Что все-таки происходит на рынке, как себя чувствует бизнес?
— На мой взгляд, сравнивать статистику за несколько последних лет будет некорректно, если учитывать в ней те кинотеатры, которые были открыты по программе субсидирования Фондом кино и потом закрылись. И думаю, не стоит лукавить, говоря, что это не так. Появление таких кинотеатров — это не рыночный механизм, для чистоты эксперимента лучше эти данные не учитывать, а именно их и включает Фонд кино в свою статистику. Да, в прошлом году открылось более 200 кинотеатров, а в этом — только 70. Волна открытий в прошлом году пришлась на первое полугодие, и появление новых кинотеатров было субсидировано государством. Нужно оценивать весь год, потому что, в отличие от прошлого, когда сроки открытий были установлены до середины года, в этом — конечный срок установлен на декабрь 2018-го. Тогда мы и увидим, что количество открытий будет больше. Могу сказать, что сегодня в нашу партнерскую сеть добавляется до пяти кинотеатров в неделю. В целом — да, ситуация в отрасли усложнилась. В стране есть экономические сложности, средний чек не растет, а затраты увеличиваются, но мы смотрим позитивно на весь рынок и понимаем, что у индустрии есть потенциал, и он состоит в оптимизации, в том, чтобы перейти от пассивной модели поведения в бизнесе к активной.


кинотеатр
кинотеатр "Гранат" (сеть "Премьер Зал")
кинотеатр
кинотеатр "Гранат" (сеть "Премьер Зал")
кинотеатр
кинотеатр "Знамя" (сеть "Премьер Зал")
кинотеатр
кинотеатр "Знамя" (сеть "Премьер Зал")
кинотеатр
кинотеатр "Заря" (сеть "Премьер Зал")
Парк Хаус (сеть
Парк Хаус (сеть "Премьер Зал")
кинотеатр Парк Хаус (сеть
кинотеатр Парк Хаус (сеть "Премьер Зал")

Что вы имеете в виду?
— Я имею в виду тот факт, что большинство кинотеатров в регионах ориентируются исключительно на репертуар и живут, как говорится, от блокбастера до блокбастера. Выходит новый фильм, который сопровождается рекламой от дистрибьютора с федеральным охватом, — народ пошел в кинотеатры — ура. Не поддержали выход нового фильма рекламой, в кинотеатры никто не пришел — провал в выручке. А то, что нужно самим поработать со зрителями, сформировать для них интересное предложение, — мало кто об этом думает. Более того, в маленьких городах кинотеатры даже не открывают консешн-зоны по каким-то не очень понятным причинам. Одним словом, речь о том, чтобы начать работать со зрителем. Мы, например, для этого разрабатываем мобильные приложения. Благодаря большим базам данных, наработанной CRM-системе можем делать предложения зрителям уже исходя из их личных интересов, для небольших целевых аудиторий. Кроме приложения предлагаем специальную систему сайтов, интеллектуальную систему лояльности, другие IT-решения. А также специальные предложения для разных сегментов аудитории. На рынке существует предложение от ряда компаний по управлению теми или иными сегментами кинотеатрального бизнеса. Но в целом управление кинотеатрами предлагают две-три компании на рынке. При этом сочетания с применением информационных технологий нет ни у кого!

Насколько сегодня высока конкуренция в сегменте управления кинотеатрами?
— Наблюдается сильная конкуренция в части букинга (управления репертуаром — Ред.). Здесь есть и компании, и ИП, и просто фрилансеры. То есть кинотеатр всегда может выбрать как минимум из десятка, если не больше, предложений. При этом, как и в любом бизнесе, качество сильно зависит от цены.

Букинг — более прибыльный бизнес, чем полное управление кинотеатром? Почему там высокая конкуренция?
— Он более простой. На рынке существует десяток основных дистрибьюторов, которые поставляют фильмы. Достаточно иметь с ними контакт, чтобы уже начать работать. При этом многие такие «управленцы» считают, что необязательно присутствовать в кинотеатрах, посещать какие-то профессиональные мероприятия. К тому же этот бизнес не требует каких-то финансовых вложений, рисков, соответственно, меньше. Ну не вышел фильм, максимум, чем рискует букер (специалист, расписывающий репертуар для кинотеатра), — это не заключить с этим кинотеатром новый договор, но у него может быть еще десяток других.

Каково ваше отношение с точки зрения бизнеса к идее, появившейся у законодателей после трагедии в Кемерово, размещать развлекательные зоны (в том числе кинотеатры) на первых этажах ТЦ?
— Я считаю, что это предложение доводит ситуацию до абсурда. Потому что источником пожара может стать любой объект, независимо от того, на каком этаже он расположен, а значит, тогда нужно строить все здания одноэтажными. К тому же, следуя логике законодателей, тогда и школы нужно делать в один этаж, а сегодня это и два, и три этажа. Лучше прорабатывать вопрос пожарной безопасности, чтобы все системы работали, проверять их, отрабатывать планы эвакуации. К тому же есть и проблема коррупции, ее тоже нужно решать.
А что касается бизнеса, то переносить кинотеатр с места на место не просто экономически нецелесообразно, это конструктивно нереально. Расположение современного кинотеатра учитывается на этапе проектирования здания. Так что никто не будет ничего никуда переносить. Проще закрыть бизнес.

Насколько для вас финансово чувствительна тема отмены льготной пошлины на ввоз цифровых проекторов для кинопоказа с 2019 года (до 2011 года она составляла 15%), которая увеличит стоимость билетов, что с учетом падения доходов населения ставит под вопрос опять же рентабельность бизнеса?
— Безусловно, чувствительна. И в первую очередь в отношении новых кинотеатров, потому что эта мера повышает сроки их окупаемости. Что касается возможного повышения цен на билеты из-за отмены льготы, то сделать это вряд ли удастся, и потому все переходит в долгий срок окупаемости, снижение рентабельности. У инвесторов возникают вопросы, когда они видят бизнес-план, в котором вместо возврата инвестиций через 5 лет стоит срок 7. И инвестор начинает думать, а может, просто положить деньги на депозит в банк.

Какие еще проблемы, может, не столь очевидные, беспокоят отрасль?
— Я бы все-таки назвал еще одну очевидную — вмешательство государства в дела отрасли, что делает ситуацию не рыночной. С точки зрения государства, может быть, и позитивно, что в прокате выросла доля российского кино (и меня как россиянина это тоже радует), но это не рыночный показатель, и это не заслуга самого кинематографа, так сказывается государственный протекционизм. Это вмешательство имеет и обратную сторону: снижается число иностранных фильмов, в связи с чем растет неудовлетворенность зрителя. Он уходит из кинотеатра, где мог бы посмотреть сегодня иностранный фильм, а завтра прийти на российский. Так что в целом для индустрии вмешательство государства с его временными задачами может иметь не самые хорошие результаты.

Вы вскользь упомянули, что меняется потребительское поведение зрителей традиционных кинотеатров. Как боретесь за внимание клиентов в таких условиях, когда мир предлагает разнообразие форм проведения свободного времени?
— Это путь проб и ошибок. Мы ищем варианты, чем привлечь зрителя. Кроме просто разного рода киноклубов, расширения предложения с точки зрения особенного, оригинального, специфического контента предлагаем просмотр фильмов на языке оригинала, образовательные мастер-классы, встречи. В свое время запускали кинозалы виртуальной реальности, какое-то время людям было интересно, но сейчас мы понимаем, что хорошего контента в этой сфере пока нет.

А вообще насколько восприимчив зритель в регионах к таким новинкам?
— Кто-то, конечно, легок на подъем. Но, наверное, в Москве потребителей-новаторов больше. Вообще все зависит от того, насколько в принципе интересно предложение. Если оно, как говорится, заходит в крупном городе, то рано или поздно будет принято и в маленьком. И наоборот. Так что вариант: в Москве работает, а в Екатеринбурге не работает — такого не бывает.

В последнее время темпы ввода новых торговых комплексов снижаются, сказывается ли это на вашем бизнесе?
— Нет. Возможно, потому, что мы сосредоточились на открытии кинотеатров в ТЦ только в последнее время, и сравнить с возможностями до падения темпов ввода мы не можем. Сегодня у нас достаточно клиентов, чтобы развивать это направление. К тому же я вот не вспомню случаи в регионе, когда торговый центр, запланированный к открытию, не был введен. Да, может, с отсрочкой, но ТЦ открываются.

Сложно ли найти инвестора для открытия кинотеатра?
— Сложно. Проще найти торговый центр, который готов принять кинотеатр. Бизнес-модель и сроки окупаемости в нынешних экономических условиях не очень привлекают инвесторов. Они находят более интересные с точки зрения финансовой отдачи ниши для вложения денег. Особенно сложно найти инвестора для небольшого города. Необходимые для открытия кинотеатра 10-20 млн рублей проще, наверное, положить, как я уже говорил, в банк и получить по итогам 5-7 лет на выходе тот же процент прибыли, но без головной боли.

Каковы тогда, по-вашему, перспективы у вашего бизнеса, если все так непросто? 
— Мы сейчас инвестируем в программное обеспечение: кассовое, системы по работе со зрителем и т.п. С тем, чтобы это можно было масштабировать и предлагать нашим партнерам и в итоге повышать эффективность и управления, и контроля затрат. Новые технологии, к примеру дистанционное управление кинопроектором, позволяют снижать расходы на персонал и удерживать рентабельность на приемлемом уровне.

Каков этот показатель сегодня?
— Учитывая разношерстность кинотеатров у нас в сети, в среднем речь может идти о диапазоне 5-7%. У кого-то может быть и 10-15%, а есть и те, кто работает на грани самоокупаемости.

Государство сегодня пытается бороться с кинопиратством, угрожая санкциями ведущим поисковикам, которые размещают ссылки. Поможет, как думаете?
— Думаю, власти направляют свои усилия не туда. Тот, кто захочет посмотреть пиратский контент, и без поисковика его найдет. Проблема пиратства в том, что фактически невозможно привлечь за это к ответственности, я имею в виду незаконное копирование. Именно копирование — первый шаг к нарушению авторских прав, но ответственность наступает, только если можно доказать нанесенный ущерб, а это уже речь о следующем этапе — показе пиратской копии. Но почему-то законодатели на это не обращают внимания.

Очевидно, потому, что проще наказывать большие компании, у кого есть деньги, чем искать создателей пиратских копий. Много ли у вас случаев, когда приходится пресекать незаконное копирование фильма в залах?
— Так или иначе подобные вещи случаются. Сейчас отслеживать помогают новые технологии. Как-то один дистрибьютор сообщил нам, что появилась пиратская копия, снятая в одном из наших кинозалов. Благодаря специальным меткам в демонстрируемых копиях фильмов мы определили, когда шел фильм и в каком зале, а затем по камерам видеонаблюдения выяснили, кто предполагаемый нарушитель. Он пришел на сеанс с портфелем, установил его рядом с собой на подлокотнике кресла, похоже, управлял им через смартфон. Распечатали его фотопортрет, раздали нашим сотрудникам. Три месяца его ждали, и однажды он вернулся в один из залов. Причем наши ребята сразу его узнали, чуть ли не поздоровались. Мы вызвали полицию.
Была пара случаев, когда снимали прямо на смартфоны, но подходил сотрудник и просил прекратить снимать. Если честно, я не понимаю, кто готов смотреть сегодня такие некачественные копии фильмов. Но да, истории такие бывают.

Могли бы вы оценить ущерб от пиратства для кинотеатров?
— В первую очередь это ущерб для правообладателя. Кинотеатры же, по разным подсчетам, теряют от 15 до 30% общей выручки. Кроме того, потери могут быть еще в ситуации, когда, например, мировая премьера не совпадает с российской и фильм выходит в мировой прокат раньше, тогда есть вероятность, что зритель посмотрит его в Интернете и в зал не придет. Так, «Гринч» уже вышел в прокат в Северной Америке, а у нас премьера запланирована на декабрь. Это значит, что фильм может потерять до 40% кассовых сборов в России.