Если судить по отчетности Минфина, то за последние несколько лет доходная часть федерального бюджета за счет штрафов и финансовых санкций выросла почти в 3 раза — с 24,2 млрд рублей в 2013 году до 66,9 млрд рублей в 2017-м. Растут как суммы штрафов, так и варианты проступков, влекущие за собой наказание рублем. 

штраф.png



Штраф в деталях
Сегодня в отношении работодателей действует более 20 штрафов, большинство из них связаны с нарушениями трудового законодательства и охраны труда. «С 2015 года правонарушения работодателей были выделены в отдельные статьи КоАП, — перечисляет Надежда Коротовских, президент HR-ассоциации Петербурга и Ленобласти. — По наиболее рисковым провинностям штрафы выросли в несколько раз. Также увеличились штрафы за административные правонарушения, нарушения требований охраны труда. Можно отметить и фактор мультипликации штрафов, когда их сумма складывается по каждому нарушению и каждому сотруднику. Например, если найдены нарушения в 10 трудовых договорах, то размер штрафа увеличится в 10 раз, то есть по количеству проблемных договоров».

Юристы напоминают, что как раз в 2015 году была утверждена Концепция повышения эффективности обеспечения соблюдения трудового законодательства и иных нормативно-правовых актов, в которых содержатся нормы трудового права на 2015-2020 годы. В ней было предложено заменить модель контрольно-надзорной деятельности с «модели санкций» на «модель соответствия». Иными словами, сейчас во главе угла отношений государства с работодателями должно стоять не наказание, а предупреждение нарушений. «Однако по факту, если мы посмотрим на развитие законодательства в течение последних лет, то увидим, что «модель санкций» никуда не делать: в отношении работодателей продолжают вводить штрафы», — замечает Ольга Дученко, старший юрист корпоративной и арбитражной практики адвокатского бюро «Качкин и партнеры». И штрафы нешуточные.

Так, к примеру, с октября этого года в Уголовном кодексе РФ появилась ст. 144.1, предусматривающая уголовную ответственность работодателя за отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста. Речь идет о работниках, которым до выхода на пенсию остается работать 5 лет. Уголовная ответственность предполагает штраф до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы осужденного за период до 18 месяцев либо обязательные работы на срок до 360 часов.

Ранее, в 2017 году, были введены новые составы правонарушений и ужесточена ответственность в области обработки персональных данных. Так, новая редакция ст. 13.11 КоАП РФ предусматривает семь новых оснований для привлечения к ответственности за использование персональных данных.

«Например, ч. 1 ст. 13.11 КоАП РФ предусматривает ответственность за сбор и обработку персональных данных, несовместимую с целями их сбора, — уточняет Ольга Дученко. — Работодатель может быть привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 13.11 КоАП РФ, когда собирает данные о состоянии здоровья работника. По общему правилу сбор таких данных запрещен».

За такое нарушение компания может быть оштрафована на сумму от 30 тыс. до 50 тыс. рублей, а должностное лицо — на 5-10 тыс. рублей. Также в ч. 2 ст. 13.11 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за обработку персональных данных работника без его согласия либо за нарушение требований к составу сведений, включаемых в письменное согласие. Кстати, если работодатель не получил письменное согласие работника на обработку его персональных данных, то кошелек руководителя может похудеть на 10-20 тыс. рублей, а компании — на 15-75 тыс.

По мнению опрошенных экспертов, каверза состоит в том, что сегодня на работодателей наложено столько обязанностей, что уже большая часть времени уходит на составление отчетов, а не на сам бизнес. К примеру, уплата налога на доходы физических лиц (НДФЛ) в РФ вменена работодателям, а не гражданам, хотя логически должно быть как раз наоборот.

Роль эта навязана государством по понятным причинам, хотя и без какого-либо удовольствия для бизнеса, иронизирует Мария Маргулис, генеральный директор рекрутингового агентства «1000 кадров». По НДФЛ работодатель сдает два вида отчетов: так называемую форму 6-НДФЛ — ежеквартально, форму 2-НДФЛ — ежегодно. Отчет 6-НДФЛ представляет собой свод сумм — полученных гражданами в организации доходов и удержанного НДФЛ на каждую дату. Штраф за несвоевременную сдачу — 1000 рублей за весь отчет. А дальше, как говорится, дьявол кроется в деталях.

«Проблемы возникают при учете всяких дополнительных выплат: компенсаций по больничным, премий, превышениям суточных и т.п., поскольку существуют разные периоды и даты (период получения дохода, фактическая выплата). Очень часто такие выплаты автоматически в отчет из системы корректно не попадают, поэтому их приходится перепроводить вручную», — рассказывает Мария Маргулис.

С другой формой отчета примерно та же картина. Форма 2-НДФЛ — это расчет по каждому сотруднику за год: сколько и какого (по кодам) дохода он получил, сколько вычетов, сколько налога начислено и удержано. «Подается одним массивом, но штраф взимается за каждую декларацию — 200 рублей за человека. Прямо как на рынке. При этом штраф начисляют даже при опоздании на 1 минуту», — добавляет Мария Маргулис.

Плюс ФНС часто меняет свои классификаторы, поэтому отчеты принимаются трудно. Сумма штрафа по не так оплаченному НДФЛ составляет 20% от его суммы. Говорят, в конце прошлого года такие штрафы выставлялись массово. И хотя потом часть из них была отозвана, но, чтобы вернуть свои деньги, работодателям нужно пройти, как они говорят, несколько кругов ада с разными бумажками. «Эти суммы перезачесть в часть будущих выплат нельзя», — уточняет Мария Маргулис.

«Мы не говорим о том, что штрафные санкции нужно убрать, иначе нарушать будет каждый второй, — добавляет Надежда Коротовских. — Но доводить до абсурда — еще менее эффективно с точки зрения «воспитания» нерадивых работодателей. Так, в трудовом договоре нет условия о норме выдачи мыла… и это влечет штраф 50 тыс. рублей для компании. Когда заниматься развитием своего дела? На наш взгляд, результативнее пропагандировать неотвратимость наказания и вырабатывать систему преференций для «послушных».

секретно.png


Серая тень
Увы, перспективы на ближайшее время работодателей также вряд ли обрадуют. Если посмотреть обсуждаемые законопроекты, становится очевидной тенденция на ужесточение их ответственности, отмечает Ольга Дученко. К примеру, сейчас во втором чтении рассматривается ответственность компании-перевозчика за нарушение режима труда и отдыха водителей. В настоящий момент эта ответственность лежит на самом водителе, и нарушение режима может стоить ему от 1 тыс. до 3 тыс. рублей. А вот в новой редакции ст. 11.23 КоАП РФ предполагается возложить ответственность еще и на работодателя. В этом случае и штраф для водителей вырастет и станет от 3 тыс. до 5 тыс. рублей; и должностные лица будут платить от 7 тыс. до 10 тыс. рублей; и юридические — от 20 тыс. до 50 тыс. рублей.

Также на общественное обсуждение вынесен проект изменений в ч. 1 ст. 5.42 КоАП РФ. Он касается ответственности за нарушение прав инвалидов в области трудоустройства и занятости. В частности, Минтруд предлагает установить ответственность работодателей за неосуществление в установленном порядке компенсационных выплат в фонд содействия трудоустройству инвалидов, а также не просто увеличить размер штрафов для должностных лиц в размере от 10 тыс. до 50 тыс. рублей (в настоящее время — от 5 тыс. до 10 тыс. рублей), но и штрафовать компании на суммы от 100 тыс. до 500 тыс. рублей, притом что в настоящее время ответственность организаций не установлена.

А еще на рассмотрении в первом чтении находится инициированный депутатами Госдумы законопроект, который предлагает исключить из перечня санкций в отношении работодателя предупреждение как меру ответственности за невыплату или неполную выплату заработной платы и иных выплат. То есть компании сразу будут платить штрафы без предупреждений.
К чему это все приведет — не самый большой секрет. За последние 5 лет, по данным Росстата, объем скрытых оплаты труда и доходов в стране, то есть тот самый пресловутый серый бизнес, вырос почти в 1,5 раза — с 5,3 трлн рублей в 2012 году до 7,7 трлн рублей в 2017-м. 

Уход в тень уже происходит, и не только из-за высоких налогов при существенном падении доходов компаний, замечает Мария Маргулис. По ее словам, вопреки всем канонам, в России рестрикционная фискальная политика сопровождается не менее рестрикционной денежно-кредитной политикой. «Власти почему-то не задаются вопросом, какой бизнес нужно вести, чтобы покрыть не только свои затраты, но еще, к примеру, и 17% годовых, под которые банки со скрипом и не всем дают кредиты», — замечает Мария Маргулис.

«Предпринимателям и так не сладко, — подчеркивает Ольга Дученко, подразумевая текущую экономическую ситуацию. — Соблюсти все требования трудового законодательства и так дорого и нелегко. Лучше бы власти снижали экономическую нагрузку на них».